Центр этичного отношения к животным "Жизнь", им. Льва Толстого
Региональный представитель WSPA (Всемирное общество защиты животных) в Украине, Великобритания
Член PETA (Люди за этичное отношение к животным), США
Региональный представитель в Украине Альянса против мехов, Швейцария
Настало время защитить животных - Настало время изменить свою жизнь  - Настало время взглянуть по-новому на наши нравы и обычаи - Настало время стать лучше
Август 2004 года. Специальное приложение к газете "Время" (Украина, г. Харьков)

Содержание

Убийство животных - не олимпийский вид спорта

Организация “В защиту животных” (IDA) выступает против отравления 50 000 бездомных собак перед Олимпийскими играми

Мы призываем участников Олимпиады высказаться против массовых отравлений!

Организация “В защиту животных” (IDA) выступила с осуждением целенаправленного и бесчеловечного отравления десятков тысяч бродячих собак в городе Афины. По некоторым оценкам приблизительно 80% бродячих собак, число которых в Афинах насчитывается от 30 000 до 50 000, были отравлены за последний год с целью “очистки” улиц перед открытием Олимпийских игр 13 августа 2004 года. Голодающим собакам давали пищу с крысиным ядом, зачастую вызывающим медленную и мучительную смерть, которая иногда наступает только через несколько дней.
“Убийство животных – не Олимпийский вид спорта”, – заявил Элиот Кац, основатель национальной правозащитной организации “В защиту животных” (IDA), расположенной в Мил Вэли, Калифорния, - “ и нельзя, чтобы подобные действия продолжались со стороны Афин. Методы контроля популяции собак, используемые сейчас в Афинах, просто недопустимы. Отравление тысяч бездомных собак перед Олимпийскими играми перечеркивает все, с чем Олимпийские игры ассоциируются. Это омрачает позитивный эффект мероприятия”.
ЦЭОЖ присоединяется к протесту IDA и обращается в МОК, к политикам, сочувствующим спортсменам, и сознательным личностям во всем мире, с просьбой остановить такую практику подготовки к Олимпийским играм, а страны, где в будущем будут проводиться Олимпийские игры, обязать при подготовке учитывать не только качественные площадки, стадионы и гостиницы, а также и соответствующие приюты для бездомных животных, чтобы Олимпийские игры становились достижением не только в спорте, но и в морали.
Не можем не поделиться с вами очередными новостями с Олимпийских игр: Алексей Алипов из России завоевал Олимпийское золото по стендовой стрельбе по движущейся мишени (выбив 149 раз из 150 возможных). Открою секрет, хотя это и не секрет совсем, уже вся Россия видела дом родной, где тренировался и рос “чемпион”. Оказывается, мастерство свое стрелять по движущимся мишеням он шлифовал еще с детства по мишеням, да только по живым. Его дом полон охотничьих трофеев, добытых “метким глазом” мастера. Когда-нибудь таких людей не будут допускать не только к Олимпийским играм, но и к любым спортивным состязаниям. Мы надеемся, что это время настанет очень скоро.


Олимпийская чемпионка Кэти Фриман позировала в Греции для рекламного плаката РЕТА

Российские ветеринары не согласны с запретом на кетамин - единственное, не имеющее аналогов, обезболивающее средство для животных. Решение о забастовке во многом зависит от приговора, который вынесет одному из обвиняемых по “кетаминовому делу” врачу одной из московских ветклиник А. Дуке, заседание по этому делу было назначено на 10 августа, но перенесено на 24 августа.
В 1998 году Минсельхоз РФ исключил кетамин из перечня лекарств, разрешённых в ветеринарии. Врачи пытались искать заменители, но пришли к выводу, что их нет. Без кетамина, говорят ветеринары, животные умирают прямо на операционном столе от болевого шока.
В 2003 году сотрудники Госнаркоконтроля провели ряд проверок в ветеринарных клиниках и возбудили шесть уголовных дел по фактам незаконного использования кетамина ветеринарами.
Уголовные дела, возбужденные в отношении ветеринаров, проводивших операции с использованием кетамина, будут доведены до суда, сообщает РИА “Новости”. Такое заявление сделал глава Федеральной службы наркоконтроля России Виктор Черкесов. Самое свежее дело - московский ветврач Александр Дука был задержан с двухграммовой ампулой кетамина осенью 2003 года.
“Меня пригласили к собаке. Адрес - офис Госнаркоконтроля по Центральному округу. Я поехал выполнять свой врачебный долг, - рассказывает ветеринар. - Меня там задержали”.
Александру Дуке предъявлено обвинение в сбыте и хранении наркотических и психотропных веществ в особо крупном размере (часть 4 статьи 228 УК РФ). По этой статье ветеринару грозит лишение свободы на срок до 15 лет.
После вступления в силу Постановления Правительства РФ N 231 “Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ”, вышедшего в этом году, суды начали выносить оправдательные приговоры, однако Прокуратура не сочла возможным для себя пересмотреть предъявленные ранее обвинения и отказаться от некоторых из них, что привело к тому, что на защиту законных прав и свобод врачей-ветеринаров встало общество, которое требует справедливого отношения к врачам и сострадания к своим домашним питомцам.
9 августа на Славянской площади в Москве состоялся митинг противников так называемого “кетаминового дела” - ветеринаров, правозащитников и владельцев домашних животных, отстаивающих право ветеринаров на законных основаниях пользоваться препаратом кетамином при операциях у животных. Митинг был проведен после автопробега участников по центру Москвы.
…Надувные зайцы, львы и собаки спешно «рассаживались» по автомобилям, тут же на земле ветеринары и добровольцы из числа защитников животных готовили транспаранты.
Продолжение на стр. 4 Окончание. Начало на стр. 1 Украсить воздушными шарами и плакатами нужно было порядка 20 машин. Времени до старта акции оставалось все меньше, а автомобили – участники автопробега только-только начали прибывать.
«Опаздывают, потому что найти не могут, – объяснил директор одной из столичных ветклиник Камиль Галимов. – Всем было объявлено, что место встречи – Татарская улица, где располагается Замоскворецкий суд. Но как только мы туда подъехали, к нам сразу подошли сотрудники милиции с дубинками и наручниками. Пришлось перебраться в соседний переулок».
Колонна отправилась в путь с небольшим опозданием. Поэтому вместо заявленных ранее точек маршрута, по которым должен был проходить автопробег – Минсельхоз, правительство РФ и другие ведомства, причастные к «кетаминовому скандалу», – протестный кортеж притормаживал только у зданий Федеральной службы РФ по контролю над оборотом наркотиков (ФСКН)… (так описывает автопробег российская он-лайн газета Новые Известия.)
На площади инициаторы акции развернули транспаранты “Звери! Верните наркоз животным”, “Кетамин - мерило гуманизма ветврача”, “Прекратите репрессии врачей и животных” и т.д.
На митинге выступила правозащитница Валерия Новодворская. По ее словам, действия власти касаются не только олигархов или телеканалов, но теперь и ни в чем не повинных врачей. “Пока в стране нет правового поля, никто не застрахован от произвола. Госнаркоконтроль, вместо того, чтобы бороться с наркодилерами, охотится за ветеринарами, - отметила В. Новодворская.
“Забастовка - это единственный способ вернуть кетамин животным, - констатировала ветеринарный врач, активист Центра защиты животных “Вита” Елена Маруева. - Сегодняшняя акция - это едва ли не последний шанс вернуть наркоз животным. Мы хотим сказать, что мы не остановимся ни при каких условиях. Независимо от того, какое решение будет вынесено Замоскворецким районным судом, мы будем продолжать нашу борьбу до тех пор, пока кетамин не будет разрешен, как в большинстве цивилизованных стран”.
Этим акции протеста не ограничились. Аналогичный митинг был организован и 10 августа. В среду 11 августа, как сообщила РИА “Новости” президент Московского центра защиты прав животных “Вита” Ирина Новожилова, некоторые водители города Москвы откликнулись на призыв ветеринаров и повязали на антенны своих автомобилей синие ленточки.
“Синий - это цвет ветеринарии. Мы призываем привязать водителей такие ленточки в нашу поддержку, ведь в связи с гонениями на ветеринаров, использующих для обезболивания животных кетамин, нарушаются права не только животных, но и людей”, - сказала Новожилова.
Международная кампания в защиту российского ветеринара Александра Дуки и его коллег, подвергающихся уголовному преследованию за использование кетамина, приобрела беспрецедентные масштабы.
По сообщению главного ветеринарного врача Общества защиты животных Израиля Татьяны Кастнер, международное ветеринарное и зоозащитное сообщество пристально следит за процессами происходящими в России. Кроме того, ряд ветеринарных клиник Израиля, США и Австралии выразили намерение в знак солидарности с российскими коллегами закрыть двери для пациентов. Общества защиты животных США и Израиля направили в Комиссию ООН по правам человека обращение в защиту Александра Дуки. Главный ветврач Общества защиты животных Израиля обратился к Патриарху Алексию II с просьбой заступиться за жертв “кетаминового дела”. Знаменитая французская актриса Бриджит Бардо, возглавляющая Фонд защиты животных своего имени, со своей стороны, на днях направила Президенту РФ Владимиру Путину письмо, в котором напоминала о том, что его вмешательство в начале года привело к включению кетамина в список препаратов, разрешенных к применению в ветеринарной практике. Однако проблема до сих пор окончательно не разрешена.
24 августа в Замоскворецком суде г. Москвы закончено судебное следствие и начаты прения сторон на слушаниях по делу Александра Дуки, заседание началось в 10.00 утра при большом стечении прессы. При этом у здания Замоскворецкого суда проходил пикет, организованный Центром защиты прав животных “Вита”.
23 августа в Тель-Авиве напротив посольства РФ в Израиле, прошел митинг в поддержку Александра Дуки. Проведение подобных акций также планируется в Германии и США.
В своем выступлении государственный обвинитель Кира Гудим обратилась к суду с просьбой об исключении части обвинений, таким образом, государственный обвинитель просила признать подсудимого Александра Дуку виновным в незаконном приобретении и хранении психотропного вещества в крупном размере. В связи с этим прокурор обратилась к суду с просьбой назначить обвиняемому, с учетом данных, характеризующих его личность, наказание в виде 2 лет лишения свободы условно, а также назначить дополнительное наказание в виде лишения права подсудимого заниматься деятельностью связанной с оборотом наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ и их прекурсоров сроком на 2 года.
Подсудимый Александр Дука, выступая в прениях, заявил, что не признает себя виновным. Он отметил, что вина за сложившуюся ситуацию лежит на чиновниках, которые к настоящему времени уже признали свою ошибку, совершенную в 1998 году, когда кетамин был внесен в список психотропных веществ, оборот которых на территории РФ ограничен и в то же время никак не был определен порядок его использования в ветеринарной практике. “Я так и не понял, какую лицензию на работу с психотропными веществами я должен был получить, - сказал Александр Дука. - Такой лицензии не существует в природе. Правомерность применения кетамина зависела не от меня”.
В связи с окончанием рабочего дня в судебном заседании объявлен перерыв до 9.00 часов 1 сентября. Ожидается, что после выступления защиты по делу будет вынесен приговор.
(по материалам ИА REGNUM, “Новые известия”, ИА Вести, ИА “ВолгаИнформ”)

 


 Олимпийская чемпионка Кэти Фриман позировала в Греции для рекламного плаката РЕТА

Австралийская золотая медалистка Кэти Фриман недавно сфотографировалась перед Акрополем в Афинах для нового плаката РЕТА против жестокого экспорта австралийских овец. PETA дала австралийскому правительству время до октября, чтобы они прекратили чудовищные издевательства над овцами, в противном случае последует международный бойкот австралийской шерсти.

”Овцы, выращиваемые ради шерсти в Австралии, содержатся в жалких условиях и умирают в лужах крови,” – говорит президент PETA Ингрид Ньюкирк. - “А правительству Австралии стоит только пошевелить пальцем, чтобы предотвратить хотя бы самые зверские нарушения.”


Благоговение перед жизнью

Два переживания омрачают мою жизнь. Первое состоит в понимании того, что мир предстает необъяснимо таинственным и полным страдания; второе — в том, что я родился в период духовного упадка человечества. С обоими помогла мне справиться мысль, приведшая меня посредством этического миро- и жизнеутверждения к благоговению перед жизнью. В нем нашла моя жизнь точку опоры и направление.
На том я стою и так действую в мире, руководствуясь стремлением сделать человечество посредством мысли духовнее и лучше.
С духом времени я нахожусь в полном разладе ибо он полон презрения к мысли. Эта его настроенность в известной мере понятна из того, что мышление до сих пор не достигло поставленной цели. Часто оно было почти уверено, что сумело убедительно обосновать гносеологически и этически удовлетворительное мировоззрение. Впоследствии, однако, всегда оказывалось, что это ему не удалось.
Таким образом, могло возникнуть сомнение, будет ли мышление когда-нибудь в состоянии ответить на вопросы, касающиеся мира и нашего отношения к нему, так, чтобы мы были способны придать нашей жизни смысл и содержание.
Однако сегодняшнее презрение к мысли проистекает также и из недоверия к ней. Организованные государственные, социальные и религиозные объединения нашего времени пытаются принудить индивида не основывать свои убеждения на собственном мышлении, а присоединяться к тем, которые они для него предназначали.
Человек, исходящий из собственного мышления и поэтому духовно свободный, представляется им чем-то неудобным и тревожащим. Он не предъявляет достаточных гарантий того, что будет вести себя в данной организации надлежащим образом. Все корпорации видят сегодня свою силу не столько в духовной ценности идей, которые они представляют, и в ценности людей им принадлежащих, сколько в достижении максимально возможных единства и замкнутости. Именно в них надеются они обрести наибольшую силу сопротивления и действенность.
Поэтому дух времени чувствует не тревогу, а радость от того, что мышление кажется столь не соответствующим задаче. Он не засчитывает ему того, что оно уже сделало при всем своем несовершенстве. Он не принимает во внимание того, что весь достигнутый духовный прогресс — результат работы мысли. Он не учитывает, что оно способно совершить в будущем то, что ему еще не удалось сделать. Дух времени не разрешает себе подобных предположений. Для него речь идет только о том, чтобы любым способом дискредитировать индивидуальное мышление. Все происходит по библейскому изречению: «У кого нет, у того отымется даже то, что он имеет».
Итак, современный человек всю жизнь испытывает воздействие сил, стремящихся отнять у него доверие к собственному мышлению. Сковывающая его духовная несамостоятельность царит во всем, что он слышит и читает; она — в людях, которые его окружают, она — в партиях и союзах, к которым он принадлежит, она — в тех отношениях, в рамках которых протекает его жизнь. Со всех сторон и разнообразнейшими способами его побуждают брать истины и убеждения, необходимые для жизни, у организаций, которые предъявляют на него права. Дух времени не разрешает ему прийти к себе самому. Он подобен световой рекламе, вспыхивающей на улицах больших городов и помогающей компании, достаточно состоятельной для того, чтобы пробиться, оказывать на него давление на каждом шагу, принуждая покупать именно ее гуталин или бульонные кубики.
Итак, дух времени способствует скептическому отношению современного человека к собственному мышлению, делая его восприимчивее к авторитарной истине. Этому постоянному воздействию он не может оказать нужного сопротивления, поскольку он является сверхзанятым, несобранным, раздробленным существом. Кроме того, многосторонняя материальная зависимость воздействует на его ментальность таким образом, что, в конце концов, он теряет веру в возможность самостоятельной мысли.
Он также утрачивает доверие к самому себе из-за того давления, которое оказывает на него чудовищное, с каждым днем возрастающее знание. Он более не в состоянии ассимилировать, обрушивающиеся на него сведения, понять их, он вынужден признавать истиной что-то непостижимое. При таком подходе к научным истинам он испытывает соблазн признать недостаточной свою способность суждения и в делах мысли.
Так, в силу обстоятельств, мы оказываемся в оковах времени. Буйно всходят посевы скептицизма. Современный человек не имеет более доверия к самому себе. Его самоуверенность скрывает огромную духовную неустойчивость. Несмотря на все свои достижения в материальной сфере, это все же нереализованный человек, ибо он не находит применения своей способности мышления. И непонятно, как могло наше поколение, столь много достигшее в науке и технике, так пасть духовно, чтобы отказаться от мысли.
И вот в это время, которое рассматривает все рациональное и свободомыслящее как что-то смешное, незначительное, устаревшее, давно преодоленное и которое осмеивает даже установленные в 18-м столетии неотчуждаемые права человека, — в это время я признаюсь в том, что доверяю рациональному мышлению.
Я осмеливаюсь сказать нашему поколению, что ему не следует думать будто оно покончило с рационализмом потому, что он вынужден был уступить место сначала романтизму, а затем подчиняющей себе все сферы как духовной, так и материальной жизни реальной политике. И то, что оно совершило все безумства этой реальной мировой политики, очутившись из-за нее на грани духовного и материального оскудения, подтверждает необходимость для него довериться, наконец, новому, более глубокому и действенному, чем прежний, рационализму и искать в нем спасения. Отказ от мышления — свидетельство духовного банкротства. Неверие в возможность рационального познания истины ведет к скептицизму. Те, кто способствует этому, питают надежду на то, что люди, отказавшись от самостоятельно познанной истины, будут принуждены принять авторитарно навязываемый им пропагандистский суррогат истины.
Этот расчет ложен. Тот, кто открывает шлюзы потоку скепсиса, не вправе ожидать, что сумеет затем его остановить. Лишь ничтожная часть потерявших надежду достигнуть истины благодаря собственному мышлению найдет замену ей в заимствованной истине. Основная же масса останется скептичной. Она потеряет вкус к истине и потребность в ней и будет оставаться в бессмыслии, колеблясь между различными мнениями.
Но и заимствование авторитарной истины с фиксированным духовным и этическим содержанием не уничтожит, а только прикроет скептицизм. Противоестественное состояние, когда человек не верит им самим познанной истине, будет сохраняться и оказывать воздействие. Здание истины не может быть сооружено на зыбкой почве скепсиса. Все больше и больше проникаясь скептицизмом, наша духовная жизнь прогнивает. Поэтому мы и живем в мире, который полон лжи. Нас губит стремление организовать истину.
Заимствованная истина ставшего доверчивым скепсиса не имеет качеств истины, возникшей в мышлении. Это истина внешняя и застывшая. Она может воздействовать на человека, но не в состоянии слиться с ним внутренне. Живая истина только та, что возникает в мышлении. Подобно дереву, год за годом каждый раз заново приносящему те же самые плоды, мышление должно постоянно вновь и вновь нести ценные идеи. Наше же время пытается представить плодоносящим бесплодное дерево скептицизма, привязывая к его ветвям плоды истины.
Лишь будучи уверенным в способности нашего индивидуального мышления достичь истины, мы становимся способными воспринять ее. Свободное и глубокое мышление не подвержено субъективизму. Наряду со своими собственными идеями оно несет в себе как свое знание, так и те, которые традиционно признаются истинными. Стремление быть правдивым должно стать столь же сильным, как и стремление к истине. Только то время, которое имеет мужество быть правдивым, может обладать истиной как духовной силой. Правдивость есть фундамент духовной жизни. Наше поколение, недооценив мышление, утратило вкус к правде, а с ним вместе и истину. Помочь ему можно, только вновь наставляя его на путь мышления. Поскольку я уверен в этом, я восстаю против духа времени и убежденно принимаю на себя ответственность за возжигание огня мысли.
Мышление по самой своей природе особым образом побуждает благоговение перед жизнью, желание вступить в бой со скептицизмом. Оно элементарно. Элементарно мышление, исходящее из фундаментальных вопросов отношения человека к миру, смыслу жизни и сущности добра. Оно непосредственным образом связано с движением мысли каждого человека. Оно восходит к ней, расширяет и углубляет ее.
Сложны и трудны пути, на которые должно вновь встать заблудшее этическое мышление. Но его дорога будет легка и проста, если оно не повернет на кажущиеся удобными и короткими пути, а сразу возьмет верное направление. Для этого надо соблюсти три условия: первое — никоим образом не сворачивать на дорогу этической интерпретации мира; второе — не становиться космическим и мистическим, то есть всегда понимать этическое самоотречение как проявление внутренней, духовной связи с миром; третье — не предаваться абстрактному мышлению, а оставаться элементарным, понимающим самоотречение ради мира как самоотречение человеческой жизни ради всего живого бытия, к которому оно стоит в определенном отношении.
Этика возникает благодаря тому, что я глубоко осознаю мироутверждение, которое наряду с моим жизнеутвержденнем естественно заложено в моей воле к жизни, и пытаюсь реализовать его в жизнь. Стать нравственным означает стать истинно мыслящим. Как в моей воле к жизни заключено страстное стремление к продолжению жизни и к таинственному возвышению воли к жизни, стремление, которое обычно называют желанием, и страх перед уничтожением и таинственным принижением воли к жизни, окружающей меня, независимо от того, высказывается ли она или остается немой.
Этика заключается, следовательно, в том, что я испытываю побуждение выказывать равное благоговение перед жизнью как по отношению к моей воле к жизни, так и пo отношению к любой другой. В этом и состоит основной принцип нравственного. Добро — то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей.
Но единственно возможный основной принцип нравственного означает не только упорядочение и углубление существующих взглядов на добро и зло, но и их расширение. Поистине нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-либо вред. Он не спрашивает, насколько та или иная жизнь заслуживает его усилий, он не спрашивает также, может ли она и в какой степени ощутить его доброту. Для него священна жизнь как таковая. Он не сорвет листочка с дерева, не сломает ни одного цветка и не раздавит ни одно насекомое. Когда летом он работает ночью при лампе, то предпочитает закрыть окно и сидеть в духоте, чтобы не увидеть ни одной бабочки, упавшей с обожженными крыльями на его стол.
Если, идя после дождя по улице, он увидит червяка, ползущего по мостовой, то подумает, что червяк погибнет на солнце, если вовремя не доползет до земли, где может спрятаться в щель, и перенесет его в траву. Если он проходит мимо насекомого, упавшего в лужу, то найдет время бросить ему для спасения листок или соломинку.
Он не боится, что будет осмеян за сентиментальность. Такова судьба любой истины, которая всегда является предметом насмешек, до того, как ее признают. Когда-то считалось глупостью думать, что цветные люди являются действительно людьми и что с ними следует обращаться как со всеми людьми. Теперь эта глупость стала истиной. Сегодня кажется не совсем нормальным признавать в качестве требования разумной этики внимательное отношение ко всему живому вплоть до низших форм проявления жизни. Но когда-нибудь будут удивляться, что людям потребовалось так много времени, чтобы признать несовместимым с этикой бессмысленное причинение вреда жизни.
Этика есть безграничная ответственность за все, что живет. По своей всеобщности определение этики как поведения человека в соответствии с идеей благоговения перед жизнью кажется несколько неполным. Но оно есть единственное совершенное. Сострадание слишком узко, чтобы стать понятием нравственности. К этике относится переживание всех состояний и побуждений воли к жизни, ее желания, ее страсти полностью проявить себя в жизни, ее стремление к самосовершенствованию.
Мышление должно стремиться сформулировать сущность этического как такового. В этом случае оно должно определить этику как самоотречение ради жизни, мотивированное чувством благоговения перед жизнью. Если выражение «благоговение перед жизнью» кажется очень общим и недостаточно жизненным, то тем не менее оно является именно тем, которое передает нечто, присущее человеку, впитавшему в себя эту идею. Сострадание, любовь и вообще все, связанное с высоким энтузиазмом, передано в нем адекватно. С неутомимой жизненной энергией чувство благоговения перед жизнью вырабатывает в человеке определенное умонастроение, пронизывая его и привнося в него беспокойство постоянной ответственности. Подобно винту корабля, врезающемуся в воду, благоговение перед жизнью неудержимо толкает человека вперед.
Этика благоговения перед жизнью, возникшая из внутреннего побуждения, не зависит от того, в какой степени она оформляется в удовлетворительное этическое мировоззрение. Она не обязана давать ответ на вопрос, что означает воздействие нравственных людей на сохранение, развитие и возвышение жизни в общем процессе мировых событий. Ее нельзя сбить с толку тем аргументом, что поддерживаемое ею сохранение и совершенствование жизни ничтожно по своей эффективности по сравнению с колоссальной и постоянной работой сил природы, направленных на уничтожение жизни. Но важно, что этика стремится к такому воздействию, и потому можно оставить в стороне все проблемы эффективности ее действий. Для мира имеет значение тот факт, что в мире в образе ставшего нравственным человека проявляется воля к жизни, преисполненная чувством благоговения перед жизнью и готовностью самоотречения ради жизни.
Универсальная воля к жизни постигает себя в моей воле к жизни иначе, чем в других явлениях мира. В них эта воля обнаруживается в качестве некоторой индивидуализации, которая — насколько я могу заметить со стороны — является только проживанием-самой-себя, но не стремится к единению с другими волями к жизни. Мир представляет собою жестокую драму раздвоения воли к жизни. Одна жизнь утверждает себя за счет другой, одна разрушает другую. Но одна воля к жизни действует против другой только по внутреннему устремлению, но не по убеждению. Во мне же воля к жизни приобрела знание о другой воле к жизни. В ней воплотилось стремление слиться воедино с самой собой и стать универсальной. Почему же воля к жизни осознает себя только во мне? Связано ли это с тем, что я приобрел способность мыслить обо всем бытии? Куда ведет меня начавшаяся во мне эволюция?
На эти вопросы ответа нет. Для меня навсегда останется загадкой моя жизнь с чувством благоговения перед жизнью в этом мире, в котором созидающая воля одновременно действует как разрушающая воля, а разрушающая — как созидающая. Мне не остается ничего другого, кроме как придерживаться того факта, что воля к жизни проявляется во мне как воля к жизни, стремящаяся соединиться с другой волей к жизни. Этот факт — мой свет в темноте. Я свободен от того незнания, в котором пребывает мир. Я избавлен от мира. Благоговение перед жизнью наполнило меня таким беспокойством, которого мир не знает. Я черпаю в нем блаженство, которого мне не может дать мир. И когда в этом ином, чем мир, бытии некто другой и я понимаем друг друга и охотно помогаем друг другу там, где одна воля мучила бы другую, то это означает, что раздвоенность воли к жизни ликвидирована. Если я спасаю насекомое, то, значит, моя жизнь действует на благо другой жизни, а это и есть снятие раздвоенности жизни. Если где-нибудь и каким-либо образом моя жизнь действует на благо другой, то моя бесконечная воля к жизни переживает единение с бесконечным, в котором всякая жизнь едина. Я испытываю радость, которая сохраняет меня от прозябания в пустыне жизни.
Поэтому я воспринимаю в качестве предначертания моего бытия задачу повиноваться высшему откровению воли к жизни во мне. В качестве цели своих действий я выбираю задачу ликвидировать раздвоенность воли к жизни в той мере, в какой это подвластно влиянию моего бытия. Зная только то, что мне необходимо, я оставляю в стороне все загадки мира и моего бытия.
Благоговение перед жизнью, которое я испытываю по отношению к моей собственной жизни, и благоговение перед жизнью, в котором я готов отдавать свои силы ради другой жизни, тесно переплетаются между собой.
И я подвержен раздвоению воли к жизни. В тысячах форм моя жизнь вступает в конфликт с другими жизнями. Необходимость уничтожать жизнь или наносить вред ей живет также и во мне. Когда я иду по непроторенной тропе, то мои ноги уничтожают крохотные живые существа, обитающие на этой тропе, или причиняют им боль. Чтобы сохранить свою жизнь, я должен оградить себя от других жизней, которые могут нанести мне вред. Так, я могу преследовать, могу убить насекомое, гнездящееся в доме, могу уничтожить бактерии, которые подвергают мою жизнь опасности. Я добываю себе пищу путем уничтожения растений. Мое счастье строится на вреде другим людям.
Как же оправдывает этика эту жестокую необходимость, которой я подвержен в результате раздвоения воли к жизни? Обычная этика ищет компромиссов. Она стремится установить, в какой мере я должен пожертвовать моей жизнью и моим счастьем и сколько я должен оставить себе за счет жизни и счастья других жизней. Таким путем она создает прикладную, относительную этику. То, что в действительности отнюдь не является этическим, а только смесью неэтической необходимости и этики, она выдает за этическое. Тем самым она приводит к чудовищному заблуждению, способствует все большему затемнению понятия этического.
Этика благоговения перед жизнью не признает относительной этики. Она признает добрым только то, что служит сохранению и развитию жизни. Всякое уничтожение жизни или нанесение ей вреда независимо от того, при каких условиях это произошло, она характеризует как зло. Она не признает никакой практической взаимной компенсации этики и необходимости. Абсолютная этика благоговения перед жизнью всегда и каждый раз по-новому полемизирует в человеке с действительностью. Она не отбрасывает конфликт ради него, а вынуждает его каждый раз самому решать, в какой степени он может остаться этическим, в какой степени он может подчиниться необходимости уничтожения или нанесения вреда жизни и в какой мере, следовательно, он может взять за все это вину на себя. Человек становится более нравственным не благодаря идее взаимной компенсации этики и необходимости, а благодаря тому, что он все громче слышит голос этики, что им овладевает все сильнее желание сохранять и развивать жизнь, что он становится все более твердым в своем сопротивлении необходимости уничтожения и нанесения вреда жизни.
В этических конфликтах человек может встретить только субъективные решения. Никто не может за него сказать, где каждый раз проходит крайняя граница настойчивости в сохранении и развитии жизни. Только он один может судить об этом, руководствуясь чувством высочайшей ответственности за судьбу другой жизни. Мы никогда не должны становиться глухими. Мы будем жить в согласии с истиной, если глубже прочувствуем конфликты. Чистая совесть есть изобретение дьявола. Что говорит этика благоговения перед жизнью об отношениях между человеком и творением природы?
Там, где я наношу вред какой-либо жизни, я должен ясно сознавать, насколько это необходимо. Я не должен делать ничего, кроме неизбежного, — даже самого незначительного. Крестьянин, скосивший на лугу тысячу цветков для корма своей корове, не должен ради забавы сминать цветок, растущий на обочине дороги, так как в этом случае он совершит преступление против жизни, не оправданное никакой необходимостью.
Те люди, которые проводят эксперименты над животными, связанные с разработкой новых операций или с применением новых медикаментов, те, которые прививают животным болезни, чтобы использовать затем полученные результаты для лечения людей, никогда не должны вообще успокаивать себя тем, что их жестокие действия преследуют благородные цели. В каждом отдельном случае они должны взвесить, существует ли в действительности необходимость приносить это животное в жертву человечеству. Они должны быть постоянно обеспокоены тем, чтобы ослабить боль, насколько это возможно. Как часто еще кощунствуют в научно-исследовательских институтах, не применяя наркоза, чтобы избавить себя от лишних хлопот и сэкономить время! Как много делаем мы еще зла, когда подвергаем животных ужасным мукам, чтобы продемонстрировать студентам и без того хорошо известные явления! Именно благодаря тому, что животное, используемое в качестве подопытного, в своей боли стало ценным для страдающего человека, между ним и человеком установилось новое, единственное в своем роде отношение солидарности. Там, где животное принуждается служить человеку, каждый из нас должен заботиться об уменьшении страданий, которые оно испытывает ради человека. Никто из нас не имеет права пройти мимо страданий, за которые мы, собственно, не несем ответственности, и не предотвратить их. Никто не должен успокаивать себя при этом тем, что он якобы вынужден будет вмешаться здесь в дела, которые его не касаются. Никто не должен закрывать глаза и не считаться с теми страданиями, которых он не видел. Никто не должен сам себе облегчать тяжесть ответственности. Если встречается еще дурное обращение с животными, если остается без внимания крик скота, не напоенного во время транспортировки по железной дороге, если на наших бойнях слишком много жестокости, если в наших кухнях неумелые руки предают мучительной смерти животное, если животные испытывают страдания от безжалостных людей или от жестоких игр детей, — то во всем этом наша вина.
Мы иногда боимся, что на нас обратят внимание, если мы обнаружим свое волнение при виде страданий, причиняемых человеком животному. При этом мы думаем, что другие были бы «разумнее» в данном случае, и стараемся показать, что то, что причиняло муки, есть обыкновенное и даже само собой разумеющееся явление. Но затем вырывается из уст этих других слово, которое показывает, что они также в душе переживают виденные страдания. Ранее чужие, они становятся нам близкими. Этика благоговения перед жизнью не позволяет нам молчаливо согласиться с тем, что мы уже якобы не переживаем то, что должны переживать мыслящие люди. Она дает нам силу взаимно поддерживать в этом страдании чувство ответственности и бесстрашно говорить и действовать в согласии с той ответственностью, которую мы чувствуем. Эта этика заставляет нас вместе следить за тем, чтобы отплатить животным за все причиненные им человеком страдания доброй помощью и таким путем избавить их хотя бы на мгновение от непостижимой жестокости жизни.
Маска, которая вводила нас в заблуждение, спадает. Мы теперь знаем, что не можем пройти мимо той жестокости, которая беспрерывно совершается вокруг нас. О, это тяжкое познание!


Нам кажется невероятным тот факт, что древнегреческие философы пускались в столь глубокие рассуждения о том, что есть добро и зло, но так и не заметили аморальности человеческого рабства. Возможно, через тысячи лет точно так же невероятным будет казаться тот факт, что мы не замечали аморальности угнетения человеком животных.

“Права животных”, “Сандэй Таймс”, 10 октября 1965 года


Финал всемирного конкурса "Прогрессивная молодежь против мехов 2004"

Мы рады сообщить, что стал известен победитель всемирного конкурса плаката “Прогрессивная молодежь против мехов 2004”, который проходил весной этого года в Европе, США, Канаде, Великобритании и Австралии. Им стал студент из Канады Майкл Блейн, занявший также 1-е место в региональной части конкурса. Победитель получил денежный приз в размере $ 5000 и поездку в Париж, во время Недели высокой моды, для участия в церемонии награждения, помимо этого его проект может принять участие в одной из кампаний Альянса против мехов.
Как мы уже писали, работы украинских студентов, отосланные на конкурс нашим Центром, также не остались незамеченными, и трое наших соотечественников были удостоены почетных грамот.
Напоминаем, что регистрация на следующий международный конкурс начнется осенью этого года. Дополнительную информацию о конкурсе можно получить на сайте Альянса www.infurmation.com/daf или в нашем Центре.

 

 

 

 


АДРЕСА ЦЭОЖ "ЖИЗНЬ"

“ЖИЗНЬ”, а/я 10927, Харьков, 61003, Украина
E-mail: ceta@bi.com.ua
Web: www.cetalife.h10.ru
Телефон: 54-60-27

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К ДВИЖЕНИЮ В ЗАЩИТУ ЖИВОТНЫХ! ВМЕСТЕ МЫ СТАНЕМ СИЛЬНЕЕ!


X