ВСЕ ЧТО ВАМ НУЖНО, - ЭТО ЛЮБОВЬ!

      После смерти жены весной 1998 года Пол Маккартни отказался дать интервью таким видным журналистам, как Лэрри Кинг, Барбара Волтерс и др. Однако после похоронной службы в Лондоне он пожелал дать первое эксклюзивное интервью в журнал "Энимэл таймс" (РЕТА). Он не собирался рассказывать о своей жизни без Линды. Он хотел поговорить о животных, т. к. именно этого хотела Линда, он также хотел сказать всем, кому небезразличны животные, что он будет продолжать дело Линды.
      
      РЕТА: Линда была большим активистом и другом животных. Что еще вам бы хотелось, чтобы люди узнали о ней?
      Пол Маккартни: С Линдой все ощущали себя комфортно, и это благодаря ее доброте. Она была очень классная и забавная! Я беспокоился, что из-за того, что у Линды такая неординарная натура, люди ее не поймут. Но после того как я начал получать кипы писем, я осознал, что ее поняли. Люди любили ее! Она не желала делать то, что не имело значения. Она открыла собственное производство вегетарианской пищи, когда поняла, что сможет спасать животных. Поэтому мы захвачены тем, что вы, ребята, делаете. Мне нравится то, что вы делаете, особенно ваше название: "Люди за этичное отношение к животным". Я не понимаю, как у кого-либо могут с этим возникнуть проблемы.
      Я часами могу разговаривать о Линде. Я скорблю, однако говорю детям: "С Божьего благословения нам нужно заменить эти грустные воспоминания веселыми". Я считаю, что лучшее и самое насущное для нас сегодня - это стать вегетарианцами. Замечательно, что Линда занималась этим делом. Она подвела нас к этому, и теперь мы готовы. Это похоже на Линду, она устроила все это для нас. Мы будем продолжать кампанию, которую Линда проводила. Мы поддержим ее замечательное дело. Мы будем продолжать выпускать поваренные книги о вегетарианской пище, вести кампанию Мы не дадим факелу погаснуть.
      
      РЕТА: После смерти Линды вы предложили людям почтить ее память, став вегетарианцами.
      П. М.: Я предложил людям делать пожертвования на раковые исследования и на животных, однако лучшую дань, которую они могут преподнести, это стать вегетарианцами. К сожалению, мое заявление было слишком обобщенным. Я знаю, что РЕТА проделала большую работу, чтобы люди не давали деньги на эксперименты на животных, и я хочу прояснить, что категорически против использования животных для исследований. Я видел программу в тот день, когда проходила служба по Линде в Нью-Йорке. Там показывали кошек и собак, у которых были перерезаны позвоночники. Комментатор сказал: "У этих животных четыре ноги. а у нас две, и мы не можем почерпнуть в результате их убийства для себя какую-либо информацию". Это было так жутко. В убийстве нет никакого смысла. Медицинские аргументы несостоятельны. А даже если это и не так, мы все равно не имеем права убивать других существ. Мы считаем, что мы намного лучше, но я в этом не уверен. Я говорю людям: "Мы подчинили себе всех животных, мы очевидные победители в любой схватке, которая происходит между видами. Разве мы не можем быть милосердны?". Я действительно считаю, что пришло время стать добрыми. Нет надобности в том, чтобы продолжать использовать животных. Я думаю, что мы должны показать, что мы добрые.
      
      РЕТА: Вы всегда были небезразличны и животным, не так ли? Когда вы и Линда обнаружили, что хотите что-то изменить?
      П. М.: Да, я уже давно небезразличен к судьбам животных. Когда я был подростком в Ливерпуле, существовала национальная служба, я должен был идти в армию. Я этого боялся. Я знал всех этих ребят, которые возвращались и говорили: "Там из тебя сделают мужчину". Однако я думал: "Я не могу никого убить". Я понимал, что мне придется научиться убивать. И я начал ходить в лес и убивать лягушек. Линда была в ужасе от этой истории. Я считал, что если я не смогу убить лягушку, то не стану солдатом. Когда же я понял, что плохо отношусь к животным, то неожиданно спросил себя: "Что же я делаю?". Это был ключевой момент. И я решил еще в лесу: "Служба или нет, но я прекращаю это". Я понял, что это безумие, и извинился перед всеми лягушками. Позднее, когда я был в "Битлс", у меня была чудесная собака Марта. Я написал для нее песню "Марта, моя дорогая". Джон Леннон забавлялся, наблюдая во мне перемены, когда я проводил время с собакой, которая постоянно на меня прыгала.
      Я всегда любил животных, но я боялся любить их слишком сильно. Я был похож на детей фермеров. Они привыкли к старой корове Дэнзи, но однажды им говорят: "Ее придется отправить на рынок. Это закон жизни". Мне их жаль, мне жаль фермеров, которые не хотят осознать, что на самом деле происходит. Я думаю, что Линда открыла мне глаза. Мы открыли глаза друг другу. В течении многих лет в основном Линда занималась проблемами животных. Однако мы всегда работали вместе. Мы преданы делу на 100%.
      
      РЕТА: И вы вырастили детей, привив им понятие о том, что у животных есть чувства?
      П. М.: Мы не навязывали это. Мы просто воспитывали детей. Мы рассказывали, почему перестали есть мясо. Мы говорили: "Это живой цыпленок, у него есть сердце". Хизер было шесть, и она привыкла к мясу, а Мэри была еще маленькой так что с ней было проще. Стела и Джеймс - урожденные вегетарианцы. У них есть сострадание, они заботятся о жизни. Однажды Стела пришла домой и сказала, что у них в школе был спор о сельском хозяйстве и у нее совесть чиста! Я переглянулся с Линдой н сказал: "Как прекрасно наделить ребенка чистой совестью". Я помню это так четко, как будто бы это случилось вчера
      
      РЕТА: Вы говорили когда-то, что наблюдали за овцами в поле и поняли, что не сможете больше есть мясо. Был ли это решающий момент?
      П. М.: Это был один из решающих моментов. Другой произошел на рыбалке, когда я поймал рыбу. Я понял, что убиваю, я лишаю ее жизни и не хочу этого. Мы выбросили рыбу в воду. Больше я не ел рыбы. Однако какое-то время мы ели икру, так как считали, что никто от этого не страдает, мы думали, что кто-то "доит" из рыбы яйца. Затем оказалось, что осетрине распарывают брюхо, чтобы извлечь икру Тогда я и перестал есть икру. Еще один решающий момент был, когда мы ехали за грузовиком, наполненным цыплятами так, что их перья торчали из клеток. Они были такими славными, что Линда сделала несколько снимков. Затем грузовик свернул на большую ферму, и вдруг мы поняли, что сейчас произойдет. Мы действительно поняли.
      Достаточно странно, но четыре месяца назад мы ехали из Лондона и заехали на бойню. Там стоял грузовик с овцами. Мы точно знали, что с ними произойдет: мы знали исход. Наши сердца разрывались, особенно из-за того, через что им придется пройти. Мы знали, что эти овцы не увидят утро. Мы пустили несколько слезинок и поехали дальше. Я сказал: "Все в порядке, дорогая, нам нужно попытаться, чтобы это сильно на нас не повлияло. Нам необходимо продолжать нашу работу. Это все. что мы можем сделать".
      
      РЕТА: Так ваши убеждения с годами лишь укреплялись?
      П. М.: Это верно. Я ни о чем не сожалею. Я не скучаю за мясными блюдами. Мне не хватает запаха бекона, но я никогда до него не дотронусь, потому что знаю, как он делается. Когда я смотрю на бекон, я вижу свинью, маленького друга, н поэтому я не могу это есть. Все очень просто. Однако я ем вегетарианский бекон Линды. Все, что она готовила, было очень вкусным. Однажды к нам на пикник пришел Стив Мартин. Я готовил на жаровне пищу, и он сказал: "О нет, я не могу ничего этого есть". Я спросил почему, и он ответил. "Извините, я вегетарианец". Тогда я сказал: "А ты разве не знал, что мы тоже!? Все, что на гриле, - это вегетарианская пища". Тогда он съел три вегетарианских бургера и спросил, где их можно купить.
      Я думаю, что в будущем Мак-Дональде тоже перейдет на вегетарианскую пищу, т. к это будет более экономично для них. Им не придется платить фермерам, чтобы те выращивали животных и транспортировали их на бойни. Тогда придет по-настоящему счастливое время!
      
      РЕТА: Так будет лучше для нашего здоровья и для нашей планеты.
      П. М.: Если люди хотят спасти планету, им просто надо прекратить есть мясо. Это самое важное, что мы можем сделать
      Вегетарианство решает так много проблем за один раз: экология, голод, жестокость. Это хорошо и с духовной стороны для самого человека. Так давайте же это сделаем! Линда была права. Вегетарианство - это единственно прекрасная идея для будущего столетня.

      РЕТА: Что бы вы хотели передать милосердным людям, которые следуют вашему и Линды примеру?
      П. М.: Иногда кажется, что это длинная, тяжелая борьба. Я понимаю, как тяжело бывает умным людям с добрым сердцем. Я думаю, все мы спрашиваем себя: "Как я оказался втянутым в это? Я не хотел знать!". Но лампочка уже горит у нас в голове, и мы не можем ее выключить. Мы - на верном пути. Я думаю, что нам нужно глубоко вздохнуть и попросить благословения. Благословения, чтобы подняться духом. Биллионы животных убивают ежегодно совершенно бездумно. Теперь больше, чем когда-либо. Отчаиваешься, думая об этом. Но отчаяние нужно отбросить, т к. сейчас существует больше вегетарианцев, чем когда-либо: вы можете присоединиться к такому обществу.

X