ИНТЕРВЬЮ С ЛОВЦОМ СОБАК

ЧАСТЬ I. Репортаж корреспондента

      День у бригады по отлову собак начинается с заявки - из ЖЭКа, например. Рано утром бригада выезжает на промысел. Заявки из ЖЭКа - вещь неинтересная, посему выполняются без особого энтузиазма; святое дело - халтура, то есть заказ, скажем одного из рынков, которому невыгодно платить центру "Животные в городе" 37 грн. за каждую собачку. Проще и дешевле рассчитаться с ловцами наличными.
      Крюки и сети при отлове сейчас не в моде. Стреляют так называемым "снотворным", усиленно делая вид, что усыпляют собаку снотворным. На самом деле ядом, доза которого смертельна даже для человека.
      Яд и снотворное - вещь ценная и расходованию по пустякам не подлежит. Его можно использовать:
      а) на халтурах;
      б) просто продать наркоманам или кому-то еще.
      Не убивают беременных сук и оставляют в живых пару-тройку животных, дабы плодились и размножались.
      После отлова бригада съезжается на так называемую "сортировку". Трупы - в одну машину, живых - таковых остается лишь десятая часть - в другую. Живые, точнее, полудохлые - это план, который обязательно нужно выполнить и доставить в Бородянский приют. Доставлять, причем в живом виде, по идее должны весь отлов. 30 дней эти собачки должны провести в приюте - вдруг найдется нежданный хозяин. Но содержание даже за деньги городского бюджета накладно. Легче убить, чем прокормить. Трупы должны отправиться на переработку на мясо-костную муку, это тоже накладно. Бензин - он на то и выдается, чтобы его экономить.
      По словам парня, это место недалеко от 1-й городской детской больницы - почти сплошная братская могила. Присыпать ли убитых собак и кошек землей или оставить гнить так - зависит от бригады. Кстати, черепа и куски шерсти, слегка припорошенные снегом - яркое тому доказательство.
      Вот, собственно, и все. Бывают у ловцов халтуры особые, например, частный заказ собачьего жира или шкур, правда, редко. Должностной оклад у ребят невысокий - около 300 грн., молоко за вредность не полагается. Зарабатывают же в месяц порядка тысячи, все под тщательным присмотром и с молчаливого одобрения собственного руководства и практически под носом у городского начальства.

ЧАСТЬ ІІ. Интервью с ловцом собак

      Корр.- Итак, один день из жизни ловца собак центра "Животные в городе". Сам механизм, как все начинается, как поступают заявки, что вы делаете?
      Ловец - Заявки поступают диспетчеру на фирму, диспетчер потом отдает их нам, каждому: пять бригад - пять заявок. Мы выезжаем рано, где-то в 5 утра, это, в основном, ЖЭКи. Возле ЖЭКа нас встречает представитель ЖЭКа, и едем на отлов. На отлове нам показывают, где находятся эпицентры собак. Потом начинается отлов.
      Корр. - А как это происходит, опишите подробно.
      Ловец - Приманиваем мясом, даже бумажкой, бывает. Приманим, трубка, заряженная диэтиленом, шприц, в собаку попадает, собака, мертвая, загружается в машину. Едем обратно, сначала на перегрузку.
      Корр. - А что такое перегрузка?
      Ловец - Там сортируются живые и мертвые собаки. Мертвые - в одну машину, а живые - в другую. Живые - на Бородянку, а мертвые - на Барышевку.
      Корр. - А какой процент остается живых собак?
      Ловец - Очень мало, с отлова, может, собак пять- шесть, максимум десять.
      Корр. - А отлов - это сколько?
      Ловец - У каждого по-разному. Бывает собак 20 на бригаду, но обычно все трупы, живых очень мало - собак 10-15 от силы. Но они, в принципе, и не выживают на Бородянке, кормят плохо и тому подобное.
      Корр. - Но есть тот план, который нужно отвезти на Бородянку?
      Ловец - Нет, план бывает только по заявке. А по живым плана нет. Живые влияют только на зарплату. Раньше, бывало, 70 собак живыми привозишь - премию тебе дадут, а так все зависит от количества собак, сколько трупов. Раньше было 410 собак, а сейчас я не знаю, сколько.
      Корр. - 410 живых или вообще?
      Ловец - Вообще собак на бригаду, на одну машину.
      Корр. - Получается, вам выгоднее оставлять собак в живых?
      Ловец - Выгоднее. Но это нереально, потому что собаки дохнут от уколов. У одних экипажей есть средство: собаку задул из трубки, потом ей делают уколы, и она оживает, но это уже не собака, это уже черт знает что, вялая, но живая - она идет как план.
      Корр. - А вот это, что вы говорили - как это называется? - это яд или снотворное?
      Ловец - Я не помню, как оно называется.
      Корр. - Полулитровки с нитро…
      Ловец - Диэтилен. Есть двухпроцентный, есть однопроцентный, чем меньше процент, тем лучше.
      Корр. - А сколько у вас процентов содержание там?
      Ловец - Честно говоря, не помню.
      Корр. - Но в принципе, доза смертельная?
      Ловец - Да. Буквально, секунд 15 - и собака сразу падает мертвая.
      Корр. - А для человека эта доза смертельна?
      Ловец - Конечно. Это будет инфаркт, но в крови это не обнаружится.
      Корр. - Где происходит сортировка трупов собак? Есть какие-то места?
      Ловец - Раньше было на горе, я не знаю, как называется.
      Корр. - Улица какая?
      Ловец - Я не помню, честное слово.
      Корр. - Хорошо, раньше было там. А теперь?
      Ловец - На Электриков, там находится перегрузка, сортируют живых и мертвых собак.
      Корр. - Точки постоянно меняются?
      Ловец - Меняются, потому что люди жалуются. Там крик, визги собак. Потом собаки сортируются, одна едет на Бородянку, другая - на Барышевку. На Барышевку они почти не доезжали, потому что собаки выбрасывались за Киевом в лес, в озера, куда-нибудь, только чтобы сэкономить бензин. Потом ехали обратно, бензин продавали, заявку - говорили, что потеряли или заберут потом, в Барышевке.
      Корр. - А в Барышевке что находится?
      Ловец - Трупокостный завод. Там договор заключен, Чтобы привозили собак на трупокостную муку.
      Корр. - Но кто-то же это фиксирует или там везде все схвачено?
      Ловец - Фиксировали раньше. Там есть одна представительница, дал ей коньяка или конфет - и она тебе все подпишет, хоть собак 600-800 - это за месяц должно быть столько. А сейчас я не знаю, как это происходит. Раньше было так.
      Корр. - А ваше руководство знает о том, что вы мне сейчас рассказали?
      Ловец - Уже знает. Поймали уже людей на том, что продавали бензин. О том, что собак сбрасывали, они знают, а, может, и не знают… Я думаю, что знают. Но на все закрываются глаза.
      Корр. - То есть это покрывается?
      Ловец - Покрывается, и даже очень.
      Корр. - А когда вы собак сортируете, может быть такое, что вы собак добиваете на месте?
      Ловец - Конечно, может. Щенков, например. Щенков даже об дерево добивают. Жалко тратить диэтилен, потом на халтуру можно поехать, на базар куда-то. Об дерево потом добил…
      Корр. - А что такое "жалко тратить диэтилен", его что, продать потом можно?
      Ловец - И продать можно, и если халтура есть. Халтура на базарах, в принципе, на любом базаре пошел договорился, и за наличный расчет. Тебе там сразу деньги дали, потому что санэпидемстанция за это базары наказывает - собаки, вся эта нечисть, их надо убирать.
      Корр. - А продать его как можно, где, кому? Наркоманам, например, может он действовать как наркотик?
      Ловец - Нет, это витаминал наркотик, а диэтилен - это… Ну, надо будет вам кого-то убить, можете поинтересоваться у ловцов, они вам продадут за деньги.
      Корр. - Уже бывали случаи, может слышали, чтобы продавали?
      Ловец - Насчет диэтилена не знаю, а насчет витаминала слышал, что продавали, и не раз.
      Корр. - Витаминал - это тоже сильнодействующее средство?
      Ловец - Это порошок, он ломку снимает, "штырит" наркоманов.
      Корр. - Его использовали при отлове собак, да?
      Ловец - Конечно, использовали. Его подмешивают в мясо собакам, собаки ходят как пьяные, а потом валятся с ног - и все. Если передозировка, она сдыхает, если нет, она еще поживет пару месяцев, потом все равно сдохнет.
      Корр. - Скажите, по подсчетам, сколько собачьих трупов выбрасывается в лесах и т.д. каждый день?
      Ловец - Каждый день штук 40-50 собак выбрасывалось где-то за последний год, нет, даже больше - 60-70.
      Корр. - Я слышала, что оставляют беременных собак.
      Ловец - Да, оставляют беременных для того, чтобы она приносила приплод. Щенки считаются за взрослых собак. Это неважно, маленький щенок или взрослый, все это пойдет в счет зарплаты - живые. Ну, сучку убил, а щенков себе забрал - это десять собак, десять щенков - это твоя зарплата.
      Корр. - А я имею в виду, есть ведь какой-то очаг собак, и что-то же должно оставаться на размножение?
      Ловец - Конечно, оставляют. Живых собак, например, поймают на Подоле, завезут на Виноградарь, там их выпустят. И опять то же самое, там идут заявки. Или где-то поймали, выпустили на Подоле. Собаки размножаются… Ну, надо, чтобы всегда была работа. Раньше было, что собак поубивают всех, было собак столько. А теперь надо, чтобы все время была работа. На себя работают все.
      Корр. - Скажите, а шкуры собачьи тех, которых уже убили, может быть сами ловцы это куда-то используют, снимают, разделывают?
      Ловец - Раньше снимали, сейчас не снимают, только по заказу: нужны, допустим, шкуры, или даже не шкуры, а собачий жир - прямо в машине подвесили, шкуру сняли, жир собрали и имеют копейку с этого.
      Корр. - А по чьему заказу?
      Ловец - Например, человек в лагере сидит - ему от туберкулеза лечиться надо. Деньги платят неплохие, вот и снимают и шкуры и жир, и все из-за этого.
      Корр. - И продают вот этим людям, которые заказали?
      Ловец - Продают, да. И неплохие деньги имеют с этого.
      Корр. - А какие деньги, можешь сказать?
      Ловец - 3х-литровая банка жира стоит где-то 100 долларов.
      Корр. - А 3-х-литровая банка со скольких собак может получиться?
      Ловец - С одной собаки, крупной. Его переплавляют, все как полагается, знают все свою работу.
      Корр. - А все остальное, останки, отвозят и где-то выбрасывают?
      Ловец - А куда же? Даже в контейнеры бросают дворникам, бывает и такое.
      Корр. - Можно ли сказать, что быть ловцом собак - место денежное, доходное?
      Ловец - Нет. Раньше, может быть, и было, сейчас такого нет. Сейчас все работают на себя. Раньше и зарплата была нормальная, и платили нормально, и заказы были хорошие. Сортировалось нормально все и все были в доходе. А сейчас все это рухнуло, зарплата 300 гривен - это зарплата разве? И то с боем, если накричишь на них - только тогда они нормально к тебе отнесутся.
      Корр. - А тяжело во время отлова - может, были стычки с местными жителями?
      Ловец - Были, и матюкали, и обзывали, и детей твоих будущих проклинали, и машину били не раз, и убегали от корреспондентов - все было.
      Корр. - Морально тяжело?
      Ловец - Да, конечно.
      Корр. - На отлов ведь должен по закону ехать врач-ветеринар?
      Ловец - Да, должен быть врач, но он с нами не ездит, потому что если врач поедет, он даже из машины не вылезает. Это нереально, все боятся. Что он будет тут делать, врач, что он кому объяснит? Сейчас уже не то. Раньше было намного проще.
      Корр. - А насчет кошек? По собакам все понятно. А кошки?
      Ловец - Тоже отлавливаются.
      Корр. - А сколько по сравнению с собаками?
      Ловец - Малый процент, но тоже отлавливаются. Только по заявкам.
      Корр. - Наш корреспондент была в центре "Животные в городе", и прямо при ней был отдан приказ поймать 10 гладкошерстных кошек и 15 собак, т.е. там были четко указаны параметры.
      Ловец - Это все на опыты. Там идут определенные килограммы, определенная масса. Все идет в институт Богомольца. Я там сам видел, дырки в голове кошек, из них пробки такие, антенны. Мне самому противно стало. И кошки, и собаки там.
      Корр. - А часто институт Богомольца заказывает?
      Ловец - Где-то раза 2 в месяц.
      Корр. - Это, естественно, живых животных?
      Ловец - Да.
      Корр. - И как вы их ловите?
      Ловец - Заезжаем в Бородянку. Там ветеринар показывает собаку, которую надо брать - там вес определенный, - собака загружается в машину и едем на Богомольца.
      Корр. - То есть это вы не ловите, Это прямо из Бородянки?
      Ловец - Да, прямо из Бородянки. Но, может даже, оставляем в машине собаку, которая подходит по параметрам - вес, шерсть, и т.д. На Богомольца завозится, там выходит представитель - это уже ночью, то есть часов в 6 вечера, там уже никого нет, - в лифт и наверх - в клетку сажаются. А там уже сидят кошки с пробками в голове, с дырками, с антеннами всякими.
      Корр. - А это официально?
      Ловец - Я не знаю, насколько это официально.
      Корр. - А в институте Богомольца просят эту информацию скрывать?
      Ловец - По-моему, да, они скрывают это. Это говорится только одному человеку в экипаже ( в экипаже 3 человека - 2 ловца и 1 водитель): надо, скажем, 5 собак поймать и отвезти на Богомольца. Там нет никакого распоряжения, нет никакого акта, привезли, забрали - и все.
      Корр. - А есть такие моменты, когда просят никому не говорить?
      Ловец - Есть. В основном, это базары. На базарах, если какая-нибудь халтура, они деньги с этого имеют и тебе что-нибудь отстегивают, всякое бывает. Ну, не только базары, частные фирмы, например, появились собаки, надо убрать
      Корр. - То есть платится все не документально?
      Ловец - Наличными, все наличными. Кто будет по безналу работать? Безнал на фирму идет, но ты с этого ничего не получаешь, а кому это надо, даже тому же ловцу - оно ему надо?
      Корр. - Куда мы сейчас поедем, расскажи, где это находится? Это какой-то лес?
      Ловец - Это не лес, это больница перед Вышгородом, там, где вирусный центр, точнее, венерологический. Там за ней находится стройка, и там всякие обрывы, песок, все это сбрасывается в баки, закидывается снегом… В лес мы сейчас не проедем, там снега много. Напротив Чугуевки свалка есть, ну, везде, везде, даже на дороге. По дороге едешь, машин нет, сбросим одну собаку в овраг, еще через 500 м другую сбросим и т.д. Снег сойдет - все люди увидят, что такое деньги зарабатывать.
      Ловец - Когда заказ делает ЖЭК, с нами ездит его представитель, показывает нам, где много собак, завод какой-нибудь там.
      Корр. - Или рынок, да?
      Ловец - Нет, рынок - это частное предприятие.
      Корр. - То есть ЖЭК - это официально оплачиваемое?
      Ловец - Даже не оплачиваемое, это все делается в долг, и они должны оплатить. Это все делается из-за киевской облгосадминистрации, иначе она их накажет, если не оплатят собак.
      Корр. - А вот всякие там ЗАО, частные лавочки…
      Ловец - Частные лавочки, подъезжаешь: "Надо собак ловить?", они "Сколько будет стоить?", говорим "30 гривен", они "Дорого", "А если 25, тогда за наличные" - "Ладно, согласны".
      Корр. - Но вам, ловцам, что-то отстегивают или все идет туда?
      Ловец - То есть нал?
      Корр. - Да.
      Ловец - Это все идет нам, там даже не знают об этом.
      

X