СРАВНЕНИЕ УМСТВЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА И ДРУГИХ ЖИВОТНЫХ

      Моей целью является показать в этой главе, что не существует фундаментальной разницы в умственных способностях между человеком и высшими млекопитающими. О каждом аспекте этой темы можно много чего написать, но я буду краток. Поскольку не принята какая-либо классификация умственных способностей, я организовал свои наблюдения удобным мне способом: я выбрал лишь те факты, которые меня наиболее потрясли, с надеждой, что они произведут такое же впечатление и на читателя...
      Низшие животные, как и люди, ощущают боль и наслаждение, счастье и горе. Никто лучше не демонстрирует счастье, как дети животных: щенки, котята, ягнята и т. д. Даже насекомые играют друг с другом, как описывал П. Хьюбер, отличный наблюдатель, который увидел, как насекомые бегают друг за другом и притворяются, что кусают друг друга, как щенки.
      Тот факт, что низшие животные испытывают те же эмоции, что и мы, настолько явен. что не стоит вдаваться в подробности. Так же. как и мы. они подвержены страху, их мышцы дрожат, учащенно бьется сердце, расслабляются сфинктеры, шерсть становится дыбом. Подозрительность, понятие, родственное страху, присуща большинству диких животных. Я думаю, что невозможно читать отчет сэра Тэннэнта о поведении самок слонов, используемых для приманки. не принимая во внимание то, что они могут специально обманывать и хорошо все понимают. Смелость и покорность можно наблюдать у представителен одного вида, что четко выражено у собак. У некоторых лошадей и собак плохой характер, их легко обидеть: у других же хороший, и эти качества наследственны. Все знают, как животные подвержены ярости и как запросто они это показывают. Было опубликовано много, возможно, правдивых анекдотов о мстительности животных. Ренгер и Брем утверждают, что американские и африканские обезьяны, которых они воспитывают мстят друг другу. Сэр Эндрю Смит, зоолог, известный своей скрупулезностью, поведал мне следующую историю, свидетелем которой он являлся: на мысе Доброй Надежды офицер часто докучал одному павиану, когда же однажды он шел на воскресный парад. животное, завидев его приближение, налило воды в дупло дерева, перемешало с грязью и искусно вылило эту смесь прямо на проходящего офицера к удовольствию всех окружающих. Еще долгое время после этого павиан триумфально радовался при виде своей жертвы. Печально известна любовь собаки к своему хозяину, как писал старый писатель: "Собака - это единственное существо на Земле, которое любит вас больше, чем себя".
      В смертельной агонии собака ластится к своему хозяину, и каждый слышал о собаке, которая лизала руки вивисектору, проводившему над ней опыт на операционном столе; этот человек, хотя операция и была оправдана необходимостью расширения наших знаний, должен был ощущать угрызения совести до конца своих дней, если у него, конечно, не каменное сердце.
      Вевел задал хороший вопрос: "Кто, читая трогательные примеры о материнской привязанности, присущей как женщинам, так и женским особям животных, может сомневаться, что они одинаково поступают?". Материнская привязанность наблюдается даже в пустяковых ситуациях: к примеру, Реггер наблюдал, как американская обезьяна бережно отгоняла мух от своего малыша. Некоторые виды обезьян умирали в неволе при потере детеныша, настолько велико было их горе.
      Большинство сложных эмоций сходны у человека и высших млекопитающих. Каждый может наблюдать, как собака ревнует своего хозяина, когда тот благосклонен к какому-либо другому существу; то же самое я наблюдал и у обезьян. Это говорит о том, что животные не только любят, но и хотят, чтобы их любили. У животных также присутствует чувство соперничества. Им нравится, когда их одобряют и хвалят; собака, неся корзину своего хозяина, проявляет высшую степень самодовольства или гордости. Я считаю, что, без сомнения, собака чувствует стыд, который отличается от страха, а также что-то похожее на скромность, когда слишком часто просит пищу. Большая собака пренебрегает рычанием маленькой, и это можно назвать великодушием. Некоторые люди наблюдали, что обезьяны не любят, когда над ними смеются, иногда, они даже беспочвенно обижаются. В зоологическом саду я видел, как павиан приходил в ярость, когда охранник читал ему вслух книгу или письмо, и его ярость была настолько сильной, что однажды он укусил себе ногу до крови. Собаки же проявляют чувство юмора, что отличается от простой игры: когда собаке кидают палку или какой-либо предмет, она отбегает от хозяина на какое-то короткое расстояние и снова убегает, когда тот подходит достаточно близко, чтобы ее забрать. При этом она, полная триумфа, несется, повторяя подобный маневр и, очевидно, получая удовольствие от этой шутки.
      Сейчас же мы обратимся к более интеллектуальным эмоциям и способностям, которые формируют основу развития высшего менталитета. Животные получают удовольствие, страдают от скуки, что можно наблюдать не только у собак, но и, как утверждает Ренгер, у обезьян. Все животные чувствуют удивление и любопытство. Иногда они страдают от этого последнего качества, и охотники пользуются этим. Вряд ли существует более важное интеллектуальное человеческое качество, чем внимание. У животных также присутствует это качество, к примеру, когда кошка следит за норой и готовится прыгнуть на свою жертву. Дикие животные иногда настолько увлекаются, что к ним легко приблизиться. Мистер Батлет предоставил любопытное доказательство того, насколько разнообразно это качество у обезьян. Один мужчина, который тренирует обезьян для игры в пьесах, покупал одно время этих животных у зоологического общества по цене 5 фунтов за каждую; однажды он предложил двойную цену при условии, что он может продержать 3 или 4 обезьяны несколько дней чтобы из них выбрать одну Когда у него спросили, как он может так быстро определить будет ли эта обезьяна хорошим актером, он ответил, что все зависит от ее способности быть внимательной. Если, когда он говорил и объяснял что-либо обезьяне, ее внимание легко переключалось, к примеру, на муху на стене или другой пустяковый объект, то случай был безнадежен. Когда же он наказывал невнимательную обезьяну, она обижалась. Те же обезьянки, которые могли быть внимательными, всегда хорошо поддавались тренировке.
      Излишне утверждать, что животные обладают отличной памятью на лица и местность. Павиан с мыса Доброй Надежды, как мне рассказывал сэр Эндрю Смит, с радостью узнал Эндрю после девятимесячного отсутствия. У меня был пес, который злобно относился ко всем незнакомцам, я специально решил проверить его память: после моего отсутствия сроком 5 лет и 2 дня я подошел к его будке и крикнул ему, как ранее. У него не было радости, но он ходил за мной и слушался меня, как будто мы расстались с ним полчаса назад. Старые ассоциации неожиданно вспыхнули в его сознании. Даже муравьи, что Хьюбер четко показал, узнают своих собратьев по коммуналке с которыми не виделись четыре месяца. Животные каким-то способом определяют интервалы времени между какими-то событиями. Воображение является одним из самых больших человеческих прерогатив. Благодаря этому качеству человек объединяет предыдущие фрагменты и идеи, независимо от воли, и так получаются прекрасные и необычные результаты. Как говорит поэт Жан Поль Рихтер: "Мечты непроизвольно помогают нам творить поэзию".
      Ценность продукта нашего воображения зависит от количества, точности и чистоты нашего воображения, от нашего вкуса и суждения при выборе пли непринятии непроизвольных комбинаций. Все кошки, собаки, возможно, все высшие существа, даже птицы, мечтают, и это можно определить по их движениям и звукам, которые они издают; мы должны признать, что у них есть способности к воображению. Существует что-то необычное в том, что собаки ночью воют, особенно при луне, в этих меланхоличных и отличительных звуках, называемых лаем. А по Хоузеу, они смотрят не на луну, а на определенную точку на горизонте. Он полагает, что их воображение возбуждено нечеткими очертаниями окружающих объектов, что представляется им фантастическими образами, а если так, то их чувства практически можно назвать суевериями.
      Из всех человеческих способностей на вершине стоит рассудок. Лишь немногие люди станут спорить с тем, что у животных есть некоторая рассудительность. Постоянно можно видеть, как они что-то решают, обдумывают. Важным фактом является то, что чем больше натуралист изучает повадки определенного животного, тем больше качеств он приписывает рассудку и меньше инстинктам.
      Мы можем судить лишь по обстоятельствам, при которых совершались какие-либо действия, либо по инстинкту, либо рассудку, либо просто ассоциации идей: этот последний принцип, однако, плотно связан с рассудком. Любопытный случай был описан профессором Мебусом: щука, которую отделили стеклом от прилегающего аквариума, полного рыбы, ошалела от яростных попыток атаки стекла. Так продолжалось 3 месяца, пока она не научилась осторожности и не прекратила так делать. Затем убрали стекло, но щука не стала атаковать именно этих рыб, в отличие от тех, которых посадили позже; настолько силен был шок от неудачных попыток. Если дикарь, который никогда не видел стекла, хотя бы один раз в него врежется, он долго будет ассоциировать свои шок с оконной рамой; однако это будет не так, как в случае с щукой, он, очевидно, запомнит природу помехи, чтобы быть осторожным при аналогичных обстоятельствах. В случае с обезьянами, как мы сейчас удостоверимся, болезненное или неприятное впечатление от какого-либо действия достаточно, для того чтобы животное более его не повторяло. Если мы будем ассоциировать эту разницу исключительно по отношению к щуке и обезьяне, то один вид более сильный и упорный, хотя щука получила больше увечий, однако относительно человека, можем ли мы предположить, что подобное различие предполагает совершенно другой склад ума?

Чарльз Дарвин

X